Новости | Литературные адреса

Чт, 10 января 2019 05:09

Литературные адреса

Многие, к примеру, интересуются, где жил и творил поэт Кон­стантин Иванов, чьи памятники украшают сквер у набережной Волги и Красную площадь. «Классик, создавший «визитную карточку» чувашской литературы — поэму «Нар­спи», никогда не жил в Че­бок­сарах, тогда неприметном захолустном городке Казанской губернии, — рассказал Михаил Николаевич. — Константин Васильевич родился в Башкирии, учился в Симбирске в чувашском классе национальной школы, открытой просветителем Иваном Яковлевым. И потрясающую по трагичности поэму написал в 16—17-летнем возрасте, когда любовные драмы волнуют каждого из нас. При этом он гениально описал характеры не только юных, но и зрелых героев. Благодаря его переводам чуваши читали произведения Лермонтова, Некрасова, Кольцова, Огарева и Бальмонта на родном языке».

А вот Михаил Сеспель, чей бюст установлен в сквере через дорогу от Национальной библиотеки, как раз работал на улице, носящей сегодня имя Константина Иванова. Наискосок от тюрьмы стоял деревянный двухэтажный дом. Там располагались трибунал и министерство юстиции, которое Сеспель возглавил после образования в 1920 году Чувашской автономии. Характер — решительный и непримиримый — Михаил Кузьмич проявлял как в работе, так и в поэзии. Выразительные строгие строфы его произведений нельзя спутать ни с чьими другими. Основоположник силлабо-­тонического стихосложения в чувашской поэзии, как пишут теперь в википедии, прославился не на родине. Отправившись к другу-­поэту в Черниговскую область, он трагически погиб и был воспет сначала на Украине. Позже обрел признание и в Чувашии. Музей Михаила Сеспеля стоит немного не там, где он жил и работал (Коммунальный переулок скрыт сейчас водами залива), но район примерно тот же.

Дом колхозника, расположенный напротив первого чебоксарского кинотеатра «Родина», связан с именем Янки Купалы (Ивана Луцевича). Классик белорусской литературы, переводчик, драматург, публицист, академик и лауреат Сталинской премии в 1941 году отправился в эвакуацию в Казань вместе с еще двумя литературными деятелями. Заехал к другу — чувашскому поэту Семену Эльгеру, с которым познакомился в конце 30-х годов в Армении на праздновании 1000-летия эпоса «Випосанк». Эльгер жил в перестроенной под жилье оранжерее купца Ефремова (сейчас в этом здании размещен туристско-информационный центр г. Чебоксары). Он и похлопотал о комфортном размещении приятеля в самой лучшей гостинице. Очень уговаривал остаться в Чебоксарах и почти уговорил, но 4 ноября 1941 года столица Чувашии подверглась бомбардировке. Снаряды легли в здание Народного суда, обстреляли и улицу Заводскую с кирпичным и ликероводочным заводами. Скорее всего, вражеские авиаторы искали завод им. Чапаева, производивший в годы войны порох и снаряды. Но, не зная точного расположения, на всякий случай разбомбили и цыганский табор за Волгой, светившийся вечерними кострами. Белорусские литераторы решили, что здесь опасно, и продолжили свой путь.

Народный поэт Кабардино-Балкарии, лауреат Ле­нин­ской премии, государственных премий СССР и РСФСР имени Горь­кого, депутат Верховного Совета СССР, журналист, военный корреспондент Кайсын Кулиев попал в Чебоксары раненым. Его подлечили в госпитале, располагавшемся в здании бывшей школы. Кулиев уже хотел начать работать, но вскоре после выписки рана вновь открылась, и он вернулся на больничную койку. Провел здесь полгода, плотно общался с чувашскими писателями, даже посвятил одно из стихотворений медсестричке. Но тяжелое время вспоминать не любил и в Чебоксары после вой­ны не приезжал.

Для горожан старшего поколения прочно связан с литературой старый Дом печати по ул. Композиторов Воробьевых, 5 — там долгое время располагался Союз писателей. Праздники отмечали, собираясь в Чувашском драмтеатре, а отдыхали в Доме творчества «Сильби» за Волгой.

— Меня приняли в Союз писателей в 1956 году, — вспоминает поэт и драматург Михаил Юхма. — Тогда он еще располагался по ул. К. Маркса, 1. Пред­се­да­телем был Алексей Тал­вир, ответственным секретарем — Ва­си­лий Долгов. В то время возвращались домой ранее репрессированные литераторы — к примеру, Василий Митта, переводивший на чувашский язык «Песнь о вещем Олеге». Все восхищались этим звучным, ярким переводом, опубликованным в журнале «Тăван Атăл». Студенты мечтали стать чувашеведами, повсюду работали литературные кружки, быть писателем было престижно. Вдохновляющим местом в Чебоксарах считалась набережная Волги — в беседке на Аллее влюбленных, например, часто бывал народный поэт Чувашии Пётр Хузангай.

Сейчас в Чебоксарах очень много красивых мест. Их рисуют художники, воспевают артисты, ловят нужный ракурс фотографы. А вот поэтический пик, похоже, пришелся на прошлый век.

Постоянный адрес в Интернет: http://chebnovosti.ru/News.aspx?id=cd69a9d7-36bd-4b9b-9fe6-60a0a6e3e318


2012-2019
© При использовании материалов ссылка на данный сайт обязательна